Елена Костюкович: «Когда очень ловко ругают кого-нибудь, то людям всегда приятно читать»

Категория: Со слов автора | Автор: Nathalie
Елена Костюкович: "Когда очень ловко ругают кого-нибудь, то людям всегда приятно читать"

А в своем новом романе «Numero Zero» Умберто Эко очень ловко ругает современную журналистику, рассказывает Елена Костюкович, первая и пока что лучшая переводчица книг профессора.

О чем роман?

О том, как в 1992 году в Милане некий медийный магнат, «жуткий скотина, замышляет сложную «многоэтажную» провокацию через газеты и журналы с целью каких-то своих денежных интересов«. К слову, в романе «все показаны мерзавцами, в том числе главный герой – повествователь«, который попадает в ловушку магната: «он должен постоянно работать ради несбыточной мечты – уйти навеки из этой грязи«.
«Герой этим воодушевляется, но и для Эко, и для нас очевидно, что так не бывает. Ему, к счастью, в этой ситуации не нужно подличать особо сильно, он просто мается, но ничего не выигрывает, до апогея мерзости не доходит. Роман кажется немного незаконченным, скажу вам сразу. Может быть, Эко его в какой-то степени и не дописал. Я предполагаю, что он мог бы еще поработать«.

Читать полностью

Михаил Елизаров: «Если художник слажал — сделайте вид, что этого не было»

Категория: Со слов автора | Автор: Nathalie
Михаил Елизаров: "Если художник слажал - сделайте вид, что этого не было"

Возвращение модерна
Все, объявил букеровский лауреат Михаил Елизаров, «хиханьки и хаханьки закончились»: на смену властвующего в литературе в последние годы постмодерна, «где все было возможно и необязательно», пришел самый жесткий из модернов — советский. «Модерн — это очень конкретная литература. В модерне люди умирают всерьез».

Читать полностью

Фолькер Райнхардт: «Де Сад был и остается провокатором»

Категория: Со слов автора | Автор: Nathalie
Фолькер Райнхардт: "Де Сад был и остается провокатором"

Фолькер Райнхардт (Volker Reinhardt), немецкий историк, преподающий в Швейцарии (профессор Фрибургского университета, автор книг «История Швейцарии», «Скупость — не порок: книга о великих скрягах», биографических опусов о Макиавелли, Микеланджело, Александре VI Борджиа, а также других), в год двухсотлетия маркиза Донасьена-Альфонса-Франсуа де Сада (1740-1814) выпустил книгу «Де Сад: измерение зла».

Читать полностью

Елена Долгопят: «Сценарий — одноразовая вещь»

Елена Долгопят: "Сценарий — одноразовая вещь"

«Кино и литература очень разнятся»

Кино и литература очень разнятся, поэтому то, что устаивает режиссера, зачастую не удовлетворяет автора. Но если автор понимает разницу, то не сильно расстраивается. Елена Долгопят эту разницу хорошо знает и приводит пример: как показать в кино фразу «Вася шел по улице, на которой родился»? Можно добавить в сценарий встречу со старым знакомым из которой станет ясно, что это — родная для него улица, но здесь встает вопрос о важности данной информации: может, не стоит тратить на нее экранное время?..
Различность литературы и кинематографа заключается также и в том, что каждая кинематографическая деталь — «совершенно конкретна и уникальна». Если в литературе необходимо долгое описание, чтобы воссоздать конкретный образ, то в кино достаточно один раз показать синюю кофту, и зритель будет знать, что она “синяя (оттенок морской волны) кофта на пуговицах (молнии), с вышивкой (или без), с карманами, длинными (короткими) рукавами, отложным воротником, слегка протертыми локтями…” и т. д. Но даже самое подробное описание никогда не даст полного соответствия с кино.
Поэтому хотя произведения Елены Долгопят изначально кинематографичны, ей приходится много трудиться над их «переводом» в сценарии. Так что «повесть и сценарий по этой же повести — два не по­вторяющихся, совершенно разных продукта».

Читать полностью

Дмитрий Глуховский: «Русский писатель должен быть оракулом, а не телепузиком»

Категория: Со слов автора | Автор: Nathalie
Дмитрий Глуховский: «Русский писатель должен быть оракулом, а не телепузиком»

«Мне не нужно, чтобы люди узнавали меня в лицо на улице»

Побыв телеведущим, Дмитрий Глуховский понял для себя несколько вещей: во-первых, появление на экране с подписью «писатель» не делает тебя писателем; во-вторых, от узнавания на улице Глуховскому некомфортно; в-третьих, век «телепузика» недолог, и как только он пропадает из эфира, его тут же забывают. «А я хочу, чтобы меня помнили еще какое-то время. Книги — моя душа в консервах. Я книги со своего островка в океан небытия бросаю, как письма в бутылках. Они меня переживут». «Мелькание на экране бесполезно. Русский писатель должен быть оракулом, а не телепузиком. От него ждут истин, знания того, как устроены мир и душа. Каждое высказывание писателя должно быть законченным постулатом. Он не имеет право на мычание и междометия». Единственное, что роднит писателя с «телепузиками» — потребность в обнажении; только «певицы раздеваются на обложках, писатели — под обложками». «Признаться, в этом есть эксгибиционистское удовольствие, только ты не догола раздеваешься, а до мяса».

Читать полностью

Иван Бунин о русских мужиках, драматическом жанре и модернистах

Категория: Со слов автора | Автор: Nathalie
Иван Бунин о русских мужиках, драматическом жанре и модернистах

«Русская интеллигенция поразительно мало знает свой народ»

Бунин считает, что народ — это ось всей его литературной деятельности.
Но «ни в какой стране нет такого разительного противоречия между культурной и некультурной массой, как у нас».
В европейских странах, в Италии, Франции, Германии, все говорят на одном языке, но в России между языком интеллигента и мужицким — огромная разница, и до сих пор этот мужицкий язык не освоен интеллигенцией. Его изучение никогда не предпринималось всерьез. Был небольшой славянофильский период в 1850-х, но со славянофилами все и закончилось. До сих пор пределом познаний русского литератора о мужицком языке остается «эфто» да «так что ваше благородие».

Читать полностью

Кир Булычев: «Не хочу я входить в историю!»

Категория: Со слов автора | Автор: Nathalie
Кир Булычев: «Не хочу я входить в историю!»

Замечательный Кир Булычев считал, что в историю чаще всего входят правители, по вине которых погибли сотни тысяч людей. А рядом с такими он находиться не желает. Даже в Истории. Тем более в Истории.

«В Детгизе редактор еще темнее оказался»

Читать полностью

Оскар Уайльд о красоте, эстетике, прекрасном

Категория: Со слов автора | Автор: Nathalie
Оскар Уайльд о красоте, эстетике, прекрасном

Трагедия бедняков — в том, что только самоотречение им по средствам. Красивые грехи, как и красивые вещи — привилегия богатых и успешных.

 

Мода — это форма безобразия, настолько невыносимого, что мы вынуждены изменять её каждые полгода.

 

Читать полностью