Другие лучшие стихи про осень

Что мы все «унылая пора» да «весь день стоит как бы хрустальный»? Есть и другие хорошие стихи про осень! Вот, пожалуйста.

 

Поль Верлен

Вот осень наступила
И строго запретила
Привычки лета длить.
Холодные недели
Загонят нас в постели,
Ласкаться и любить.

Эжен Каррьер. Портрет Поля Верлена, 1891.

Эжен Каррьер. Портрет Поля Верлена, 1891.

А летом — что за скука!
Одна и та же мука:
«Ах, душно мне, — заснем!»
Не жизнь, а сна вериги.
Мы скучны, точно книги.
Вот осень, отдохнем.

Как угли в печке рдеют,
Уста у нас алеют,
Зима ведет любовь,
И запылаем сами
Мы пламенней, чем пламя,
И пламенней, чем кровь.

(пер. Федор Соллогуб)

 

 

 

 

Александр Блок

Даниил Федоров. Портрет Александра Блока, 2007.

Даниил Федоров. Портрет Александра Блока, 2007.

Осенний день высок и тих,
Лишь слышно — ворон глухо
Зовёт товарищей своих,
Да кашляет старуха.
Овин расстелет низкий дым,
И долго под овином
Мы взором пристальным следим
За лётом журавлиным…
Летят, летят косым углом,
Вожак звенит и плачет…
О чём звенит, о чём, о чём?
Что плач осенний значит?

 

Иосиф Бродский

Алексей Курбатов. Портрет Иосифа Бродского

Алексей Курбатов. Портрет Иосифа Бродского

Полно петь о любви,
пой об осени, старое горло!
Лишь она свой шатер распростерла
над тобою, струя
ледяные свои
бороздящие суглинок сверла,
пой же их и криви
лысым теменем их острия;
налетай и трави
свою дичь, оголтелая свора!
Я добыча твоя.

 

 

 

 

Николай Заболоцкий

Алексей Королевский. Портрет Николая Заболоцкого

Алексей Королевский. Портрет Николая Заболоцкого

Когда минует день и освещение
Природа выбирает не сама,
Осенних рощ большие помещения
Стоят на воздухе, как чистые дома.
В них ястребы живут, вороны в них ночуют,
И облака вверху, как призраки, кочуют.

Осенних листьев ссохлось вещество
И землю всю устлало. В отдалении
На четырех ногах большое существо
Идет, мыча, в туманное селение.
Бык, бык! Ужели больше ты не царь?
Кленовый лист напоминает нам янтарь.

Дух Осени, дай силу мне владеть пером!
В строенье воздуха — присутствие алмаза.
Бык скрылся за углом,
И солнечная масса
Туманным шаром над землей висит,
И край земли, мерцая, кровенит.

Вращая круглым глазом из-под век,
Летит внизу большая птица.
В ее движенье чувствуется человек.
По крайней мере, он таится
В своем зародыше меж двух широких крыл.
Жук домик между листьев приоткрыл.

Исаак Левитан. Осень. Усадьба, 1894.

Исаак Левитан. Осень. Усадьба, 1894.

Архитектура Осени. Расположенье в ней
Воздушного пространства, рощи, речки,
Расположение животных и людей,
Когда летят по воздуху колечки
И завитушки листьев, и особый свет,-
Вот то, что выберем среди других примет.

Жук домик между листьев приоткрыл
И рожки выставив, выглядывает,
Жук разных корешков себе нарыл
И в кучку складывает,
Потом трубит в свой маленький рожок
И вновь скрывается, как маленький божок.

Но вот приходит вечер. Все, что было чистым,
Пространственным, светящимся, сухим,-
Все стало серым, неприятным, мглистым,
Неразличимым. Ветер гонит дым,
Вращает воздух, листья валит ворохом
И верх земли взрывает порохом.

И вся природа начинает леденеть.
Лист клена, словно медь,
Звенит, ударившись о маленький сучок.
И мы должны понять, что это есть значок,
Который посылает нам природа,
Вступившая в другое время года.

Антон Куманьков. Портрет Иннокентия Анненского

Антон Куманьков. Портрет Иннокентия Анненского

 

Иннокентий Анненский

Не било четырех… Но бледное светило
Едва лишь купола над нами золотило,

И, в выцветшей степи туманная река,
Так плавно двигались над нами облака,

И столько мягкости таило их движенье,
Забывших яд измен и муку расторженья,

Что сердцу музыки хотелось для него…
Но снег лежал в горах, и было так мертво,

И оборвали в ночь свистевшие буруны
Меж небом и землей протянутые струны…

А к утру кто-то нам, развеяв молча сны,
Напомнил шепотом, что мы осуждены.

Гряда не двигалась и точно застывала,
Ночь надвигалась ощущением провала…

 

Федор Крамской. Портрет Сальвадора Дали

Федор Крамской. Портрет Сальвадора Дали

Сальвадор Дали

У осени вкус к сладкому.
К десерту
Мы тоже приобщаемся
По ложке.
И кажется, что мармелад
Под сердцем.
И кажется, что конфитюр
Под кожей.
Так хочется забыть на миг
Про горечь.
И чудится, что жизнь для нас –
Кондитер.
Мы в этой осени замешаны
На вздоре.
Но в эту осень, ради Бога,
Отпустите!

 

Наталья Новикова (она же Тэм Гринхилл)

тэм

Снова поет под моим окном
Осень — рыжая бестия.
Я выхожу на порог в халате,
А она танцует в ярких шелках.
«Я не готов принимать вас, леди:
Для меня ваш визит, как бедствие…»
А она, смеясь, шагает ко мне
И отраву несет в руках…

Снова я в мокром и грязном плаще тащусь через хляби чужих земель,
Снова мне в жизни немного надо: хлеба и добрый стакан коньяка.
Лютня меня обнимает за плечи, я последний спятивший менестрель,
И безумье мое идет впереди и знамя несет в руках.

Песенки этой нехитрый мотив я извлекаю из струн дождей.
Я буду носить ее возле сердца по светлым залам и кабакам.
Я буду сплетать паутину сказки, морочить души смертных людей,
Скрывая свой магический дар в обманчиво слабых руках.

И так я буду идти вперед, пока не забудусь нездешним сном,
Но я буду знать, что скоро вернусь, и разлука будет легка.
Но прежде я так устану в пути, чтоб в мой желанный небесный дом
Печальный ангел осенних дорог внес бы меня на руках.

Исаак Левитан. Золотая осень, 1896.

Исаак Левитан. Золотая осень, 1896.

 

Обсуждение закрыто.