Энциклопедия Рождества. Здравствуй, Дедушка Мороз!

— Никто не знает, где он живёт. Правда, мы можем испробовать один способ, который иногда срабатывал, когда я был маленьким, но далеко не всегда, — ведь кто его знает, этого Деда Мороза, придёт он или нет.
— А ты был маленьким? — удивился Финдус, с любопытством посмотрев на старика.
— Конечно, — ответил Петсон. — Все были.
— А борода у тебя тогда была?
— Конечно. Я выглядел точно как теперь, разве что чуточку поменьше.
— А какого ты был роста?
— Ну, с полметра примерно. Потом подрос ещё на полметра…
Финдус прыснул со смеху и снова спросил:
— Так что это был за способ такой?
— Ну, мы писали список желаний и клали его в снежный ком, вроде большого снежка, — разъяснил Петсон. — Вечером мы лепили ещё снежки и складывали их пирамидкой, а тот, главный снежок, клали на самый верх. Внутри пирамидки зажигалась свечка. Если на следующее утро оказывалось, что пирамидка рухнула, то почти наверняка Дед Мороз был во дворе, взял записку и, вероятно, придёт на Рождество.

(Свен Нурдквист «Механический Дед Мороз»)

В самом деле, где живет Дед Мороз — в точности никто не знает. Владимир Одоевский думал, что где-то в другом измерении, куда можно попасть лишь волшебным образом. Однажды, помнится, Рукодельница уронила в колодец ведерко и пришлось доставать.

Иллюстрация Вл. Конашевича

Иллюстрация Вл. Конашевича

…пошла бедная Рукодельница опять к колодцу, ухватилась за веревку и спустилась по ней к самому дну. Только тут с ней чудо случилось. Едва спустилась, смотрит: перед ней печка, а в печке сидит пирожок, такой румяный, поджаристый; сидит, поглядывает да приговаривает:
— Я совсем готов, подрумянился, сахаром да изюмом обжарился; кто меня из печки возьмет, тот со мной и пойдет!
Рукодельница, нимало не мешкая, схватила лопатку, вынула пирожок и положила его за пазуху.
Идет она дальше. Перед нею сад, а в саду стоит дерево, а на дереве золотые яблочки; яблочки листьями шевелят и промеж себя говорят:
— Мы, яблочки наливные, созрелые; корнем дерева питалися, студеной росой обмывалися; кто нас с дерева стрясет, тот нас себе и возьмет.
Рукодельница подошла к дереву, потрясла его за сучок, и золотые яблочки так и посыпались к ней в передник.
Рукодельница идет дальше. Смотрит: перед ней сидит старик Мороз Иванович, седой-седой; сидит он на ледяной лавочке да снежные комочки ест; тряхнет головой — от волос иней сыплется, духом дохнет — валит густой пар.
— А! — сказал он. — Здорово, Рукодельница! Спасибо, что ты мне пирожок принесла; давным-давно уж я ничего горяченького не ел.

(Владимир Одоевский «Мороз Иванович»)

Другие авторы предполагают, что Дед Мороз живет где-то на севере — но опять-таки точных координат не дает никто. Да это и к лучшему — представляете, какая хлопотная началась бы у Деда Мороза жизнь, прознай его адрес газетчики!

Есть, правда, точные сведения о том, где и когда Дед Мороз был впервые замечен.

Давным-давно, так давно, что давней не бывает, приполз на устюжскую землю бескрайний ледник. Солнце тогда еще молодое было, слабое. А когда силы набрало, пришлось леднику уползти обратно к полюсу холода.
Но оставил ледник в излучине рек Сухона и Юг большие гранитные камни. И вот оказалось, что на одном камне, самом большом и твердом, лежит и спит, как младенец, крохотный старичок с белой бородой, в шубе и шапке.

Иллюстрации Игоря Олейникова

Иллюстрации Игоря Олейникова

(Марина Москвина, Сергей Седов «Как Дед Мороз на свет появился»)

Известно также кое-что о его предках.

Иллюстрация Н. Кочергина

Иллюстрация Н. Кочергина

Мальчик оглянулся. Позади стоял высокий старик в шубе, шапке и валенках из чистого снега. Борода и усы старика были ледяные и позванивали тихонько, когда он говорил. Старик смотрел на мальчика не мигая. Не доброе и не злое лицо его было до того спокойно, что у мальчика сжалось сердце. А старик, помолчав, повторил отчетливо, гладко, как будто он читал по книжке или диктовал:
– Я. Распорядился. Чтобы холод. Не причинил. Тебе. До поры до времени. Ни малейшего вреда. Ты знаешь, кто я?
– Вы как будто Дедушка Мороз? – спросил мальчик.
– Отнюдь нет! – ответил старик холодно. – Дедушка Мороз – мой сын. Я проклял его, – этот здоровяк слишком добродушен. Я – Прадедушка Мороз, а это совсем другое дело, мой юный друг. Следуй за мной.

Ледяной пол был такой скользкий, что мальчик упал два раза, но старик даже не обернулся. Он мерно шагал вперед и остановился только в двадцать пятом зале ледяного дворца. Посреди этого зала стояла высокая белая печь. Мальчик обрадовался. Ему так хотелось погреться. Но в печке этой ледяные поленья горели черным пламенем. Черные отблески прыгали по полу. Из печной дверцы тянуло леденящим холодом. И Прадедушка Мороз опустился на ледяную скамейку у ледяной печки и протянул свои ледяные пальцы к ледяному пламени.
– Садись рядом, померзнем, – предложил он мальчику.
Мальчик ничего не ответил. А старик уселся поудобнее и мерз, мерз, мерз, пока ледяные поленья не превратились в ледяные угольки. Тогда Прадедушка Мороз заново набил печь ледяными дровами и разжег их ледяными спичками.

Старик любил вспоминать о древних-древних временах, когда ледники покрывали почти всю землю.
– Ах, как тихо, как прекрасно было тогда жить на белом, холодном свете! – рассказывал он, и его ледяные усы и борода звенели тихонько. Я был тогда молод и полон сил. Куда исчезли мои дорогие друзья – спокойные, солидные, гигантские мамонты! Как я любил беседовать с ними! Правда, язык мамонтов труден. У этих огромных животных и слова были огромные, необычайно длинные. Чтобы произнести одно только слово на языке мамонтов, нужно было потратить двое, а иногда и трое суток. Но. Нам. Некуда. Было. Спешить.

(Евгений Шварц «Два брата»)

Как у Прадедушки, дом Деда Мороза тоже часто бывает ледяным. И есть там знаменитая перина, которую когда взбиваешь — на земле снег идет.

Иллюстрация Вл. Конашевича

Иллюстрация Вл. Конашевича

Дом у Мороза Ивановича сделан был весь изо льда: и двери, и окошки, и пол ледяные, а по стенам убрано снежными звездочками; солнышко на них сияло, и все в доме блестело, как брильянты. На постели у Мороза Ивановича вместо перины лежал снег пушистый; холодно, а делать было нечего.
Рукодельница принялась взбивать снег, чтобы старику было мягче спать, а между тем у ней, бедной, руки окостенели и пальчики побелели, как у бедных людей, что зимой в проруби белье полощут: и холодно, и ветер в лицо, и белье замерзает, колом стоит, а делать нечего — работают бедные люди.
— Ничего, — сказал Мороз Иванович, — только снегом пальцы потри, так и отойдут, не отзнобишь. Я ведь старик добрый; посмотри-ка, что у меня за диковинки.
Тут он приподнял свою снежную перину с одеялом, и Рукодельница увидела, что под периною пробивается зеленая травка.

(Владимир Одоевский «Мороз Иванович»)

И вот когда на перине, когда так, на печи ледяной, Дед Мороз отдыхает от зимы до зимы.

На самом Северном полюсе стоит ледяная избушка. К этой-то избушке и спешит белый Медведь. Влез на завалинку и заглянул в окно.
В избе на ледяной лавке стоит мешок, а из него торчат детские игрушки, а на ледяном столе лежит красная шапка с меховой опушкой. В углу у двери прислонён посох дорожный — суковатая палка. На полу у ледяной печи — пара валенок, а на печи кто-то спит, с головой накрывшись красной шубой. С потолка сосульки свисают.
Медведь в окно постучал: тук-тук-тук. Заворочалось под шубой и затихло. Только нога в полосатом носке высунулась да так и осталась торчать.
Толкнул Медведь дверь и вошёл в избу. Подошёл к ледяной печи и пятку в полосатом носке защекотал. Под шубой захихикало, нога спряталась, и всё снова затихло.
Тогда Медведь прокашлялся осторожно да как рявкнет:
— Пора!
Взметнулась шуба до потолка, посыпались сосульки.
А из-под шубы появилась взлохмаченная голова, нос красный, борода белая.
— Ась?
— Пора, говорю, Дедушка Мороз!
Сел Дед Мороз на печи, почесался, потянулся и заторопился. Влез в шубу и прыгнул с печки прямо в валенки. Увязал мешок, взял со стола шапку, надел. Медведь ему посох подал и дверь открыл.
Вышел Дед Мороз наружу. Ударил посохом, и загорелось в чёрном небе Северное сияние.
Ударил ещё раз, и поднялась снежная буря. А когда в третий раз ударил Дед посохом, посох исчез, и мешок с подарками пропал, да и сам Дед Мороз куда-то девался. Видно, отправился по своим зимним делам.

Художник М. Рудаченко

Художник М. Рудаченко

(Василий Ливанов «Дед Мороз и лето»)

Зимних дел много — и в лесу, и в селах.

Сговорились Заяц, Косач и Медведь, — послали Синицу за Дедом Морозом:
— Приходи к нам, Дед Мороз, принеси нам, Дед Мороз, снега, принеси нам, Дед Мороз, зиму!
Дед Мороз покряхтел, пришел — мешок снега на лес высыпал. Стало кругом бело да ровно.
Медведь сказал:
— Вот и ладно. Спасибо тебе, Дед Мороз!
Залез под кучу валежника. Кучу снегом запорошило — и не видать, что там берлога.
Заяц сказал с оговорочкой:
— Спасибо тебе, Дедушка Мороз! Теперь не видно меня беленького. Хороша твоя пороша, да вот теплая, печатная: снег-то мягкий, пушной. Следишки мои на нем видны. Где ни ляжешь отдохнуть, — сейчас кто-нибудь найдет.
А Косач — тот даже спасибо не сказал.
— Какая это, — бормочет, — зима, когда снегу — курице по колено, когда не прикрыл снег и лежачего полена! Зима наспех — курам на смех. Ни слегу, ни мороза. Что ж мне так всю зиму и болтаться на березе?
Пожалел его Дед Мороз, — давай снег на лес большими мешками валить да примораживать, чтобы крупичатый был.
Косач сказал:
— Вот это дело! — да бух с березы в снег. Там и ночевал: в норке-то тепло и не видно.
Заяц сказал:
— Дедка Мороз, а со мной-то ты что делаешь! Легко ли мне по эдакому снегу бегать! Глубоко. Ведь по уши в него проваливаюсь! А тропой пойдешь, — тут тебе и Лиса встречь, тут тебе и капканы наставлены. Ты меня, Заиньку, пожалей: сделай, чтобы сверху снег был корочкой.
А Медведь — тот ничего не сказал: спал.
Пожалел Дед Мороз Зайца. Стал днем снег растоплять, — побежали под валежник струечки. А ночью сырой-то снег сверху давай мостить-примораживать. Сделал наст — крепкую ледяную корку.
Заяц сказал:
— Вот тебе спасибочко-то, Девушка Мороз! Теперь все ладно. По насту бегу, не проваливаюьс. Даже и следишек моих на нем не видать.
Косач сказал:
— Да ты что, Дед! Я с вечера в мокрый-то снег бухнусь, поглуюже закопаюсь, — ан утром хоть голову себе разбей: ледяная крыша над головой!
А Медведь как выскочит из берлоги, как рявкнет:
— Эй ты, старик! Что снег топишь, струйки пускаешь! Все штаны мне подмочил!
Шарахнулся от него Дед Мороз.
— А ну вас! — говорит. — Привереды! Кому чего, — на всех не угодишь. Я лучше восвояси уберусь.

(Виталий Бианки «Заяц, Косач, Медведь и Дед Мороз»)

— А зачем ты, Мороз Иванович, — спросила Рукодельница, — зимой по улицам ходишь да в окошки стучишься?
— А я затем в окошко стучусь, — отвечал Мороз Иванович, — чтоб не забывали печей топить да трубы вовремя закрывать; а не то, ведь я знаю, есть такие неряхи, что печку истопить истопят, а трубу закрыть не закроют или и закрыть закроют, да не вовремя, когда еще не все угольки прогорели, а от того в горнице угарно бывает, голова у людей болит, в глазах зелено; даже и совсем умереть от угара можно. А затем еще я в окошко стучусь, чтобы никто не забывал, что есть на свете люди, которым зимой холодно, у которых нету шубки, да и дров купить не на что; вот я затем в окошко стучусь, чтобы им помогать не забывали.

(Владимир Одоевский «Мороз Иванович»)

Словом, так много дел у Деда Мороза, что трудно поверить, будто он со всеми один управляется. Так что, может, и не один.

Иллюстрация Г. Уилсона

Иллюстрация Г. Уилсона

Далеко-далеко на севере — там, где снег выпадает, когда у нас еще в самом разгаре лето, — есть затерянная деревня, в которой живут Деды Морозы. Самый младший из них, Маленький Дед Мороз, никак не мог дождаться Нового года.
Он всегда первым привозил свою маленькую новогоднюю ёлку из большого леса. Его сани первыми из всех стояли готовые, сапоги были начищены, а шубка выбита.
Пока другие Деды Морозы еще раздумывали, что принести детям, подарки Маленького Деда Мороза уже давно лежали готовые, завернутые в яркую бумагу. Все свои подарки он мастерил сам — он мог сделать любую игрушку: и плюшевого мишку, и пятнистую собаку, и кукольный домик…
Еще он замечательно пек печенье. В виде звездочек, сердечек, ёлочек и медвежат… А вкуснее его пряников не найти было на всем белом свете.
Когда все подарки были запакованы, а пряники готовы, он радовался своему будущему путешествию, как ни один Дед Мороз, — но каждый год повторялось одно и то же…
«Нет, тебе с нами нельзя, — говорил Главный Дед Мороз, которого слушалась вся деревня. — Ты слишком мал».
«Дети лопнут от смеха», — хмыкал Озорной Дед Мороз.
«Если они его вообще заметят…», — добавлял другой.
«…На его крошечных санях», — со смехом подхватывал третий.
Это были грубые и обидные слова, и Главный Дед Мороз оставлял обидчиков дома.

(Ану Штонер «Маленький Дед Мороз»)

Конечно, главное дело Деда Мороза на Новый год — дарить подарки детям. И тут уж детям тоже надо подготовиться.

— Мама, — позвал Саша. — А лошадь не захочет пить?
— Лошадь? — спросила мама. — Какая лошадь?
— Лошадь Деда Мороза, — объяснил Саша. — Я сегодня вечером непременно поставлю ботинок для подарков. И положу лошадке морковку. Но вдруг ей захочется попить?
— Тогда на всякий случай налей ей воды в миску, — посоветовала мама.
Саша так и сделал.
Но пришла Маша и тут же спросила:
— А зачем здесь миска?
— Для лошади, — гордо сказал Саша. Он ведь сам это придумал, что для лошади надо налить воды.
— Это вовсе ни к чему, — сказала Маша.
— Очень даже к чему, — возрази Саша.
— А вот и нет, — продолжала спорить Маша. — Лошадь не забирается в дом через каминную трубу. Мама так говорит. Дед Мороз спускается сам. И он забирает с собой морковку и сено для лошадки. А как он потащит через трубу миску с водой?
— Но моя мама сказала, что лошадь может захотеть попить, — сказал Сапа.
— Ну, не знаю, — сказала Маша. — Делай как знаешь. Но я в это не верю.
Саша немного рассердился, но миску с водой всё-таки оставил.
А на следующее утро Саша нашёл в ботинке пряничного человечка и маленький паровозик.
А морковка исчезла. И вода! Миска была пустая.
— Вот видишь! — закричал Саша.
И поглядите, в миске лежала записка! А там было написано вот что:
Милый Саша! Спасибо тебе за воду. Моя лошадь как раз хотела пить. Это было непросто, но мы протянули шланг через каминную трубу и выкачали воду из миски насосом. Пока!
Дед Мороз.
Мама читала записку, а у Саши просто не было слов от удивления.
Он скорей помчался к Маше.
— Смотри! — закричал он. — Смотри!
Маша тоже не умела читать, но её мама прочитала записку вслух.
— Всё ясно, — сказала она. — Значит, воду выпила лошадь. Ну, что же, Маша, надо и нам сделать так сегодня вечером.
А Маша теперь убедилась, что Саша был прав.

(Анни Шмидт «Вода для лошадки Деда Мороза»)

Иллюстрация С. Нурдквиста

Иллюстрация С. Нурдквиста

Дверь приоткрылась, и в дом медленно вошёл Дед Мороз. В комнате было намного светлее, чем рассчитывал Петсон, но это было неважно — кукла казалась такой живой и настоящей, как будто это был взаправдашний Дед Мороз. Он двигался мягко и ловко, и мешок он не уронил, а аккуратно опустил на пол. А когда он говорил, борода его покачивалась. «Наверное, машина вибрирует», — подумал Петсон,
— С Рождеством, — сказал Дед Мороз удивительно мелодичным голосом, звучавшим намного лучше, чем раньше.
— И вас тоже, — ответил Петсон.
Финдус осторожно пробормотал: «И вас тоже» — он был начеку. Он напряжённо всматривался в Деда Мороза, и с испугом, и с любопытством.
— А есть ли в этом доме послушные коты? — спросил Дед Мороз.
Петсон ожидал услышать: «А есть ли в этом доме послушные детишки?» — и потому заранее подготовил ответ: «Нет, зато здесь есть послушный кот». Теперь же он совсем запутался:
— Нет, зато здесь есть… дети.
Но Финдус уже кричал:
— Да! Я такой послушный — послушней не бывает!
Петсон сидел как заворожённый. Что-то было не так. Дед Мороз, казалось, улыбнулся и сказал:
— Молодец, Финдус. Значит, получишь подарок. Вот, держи.
Теперь Финдус от нетерпения не мог усидеть на месте, а Петсон был настолько сбит с толку, что забыл, что собирался его придерживать.
Кот спрыгнул с дивана и подбежал к Деду Морозу. Петсон попытался его остановить, но понял, что это уже не поможет.
Финдус больше не боялся. Он взял мешок, посмотрел Деду Морозу в глаза и сказал:
— Спасибо, что ты пришёл, Дед Мороз.
Дед Мороз улыбнулся в ответ, а Финдус начал вынимать из мешка подарки.
Когда они услышали, что наружная дверь хлопнула, Финдус выглянул в прихожую.
— Он не закрыл за собой дверь, — сказал он.
Петсон продолжал сидеть, пытаясь понять, что же случилось. Всё прошло как-то слишком гладко. Старик медленно поднялся, как будто не понимая, что сказал Финдус.
— Не закрыл за собой дверь?
Петсон осторожно вышел в прихожую. Входная дверь была приоткрыта. На свежевыпавшем снегу виднелись маленькие следы, уходившие в темноту. Их быстро заметало позёмкой, и вскоре они совсем пропали.

(Свен Нурдквист «Механический Дед Мороз»)
дед мороз1
И тут вдруг открылась дверь. На пороге стоял Дед Мороз. А с ним Снегурочка.
Саша и Маша замерли. Они боялись даже дышать. Только смотрели.
— Здравствуйте, дети, — сказал Дед Мороз.
Мама принесла ему большой стул. Дед Мороз был такой красивый, борода белая, а шуба красная. А Снегурочка была вся в блёстках.
— Скажите-ка нам, мама, эти дети хорошо себя вели? — спросил Дед Мороз.
— Я думаю, — сказала мама, — что лучше они сами вам расскажут. Саша, ты ведь хотел что-то рассказать Деду Морозу, правда?
Но Саша так смутился. Он очень стеснялся. Он схватил Машу за руку и ничего не говорил.
А Маша сказала:
— У нас есть кошка. И ёжик. Но он сейчас спит.
— У вас в кроватке? — спросил Дед Мороз.
— Нет же, — сказала Маша. — Он спит в ящике. В сарае.
А потом она стала рассказывать про всё на свете. Про сад, и про Таки, и про песочницу.
— А скажи мне, Саша, — спросил Дед Мороз, — вы не ссоритесь?
Но Саша боялся сказать хоть слово. Пока Деда Мороза не было, он болтал без умолку. А теперь только молчал.
— Ну тогда, Снегурочка, доставай подарки, — сказал Дед Мороз.
Подарков было так много! Очень много. Шоколадная буква «С» и шоколадная буква «М», потом ещё кукла и самолёт. И сахарный поросёнок. И поезд, и сумочка через плечо.
— А теперь спойте мне песенку, — попросил Дед Мороз. — Ты уже не боишься, Саша?
Саша спел песенку про Деда Мороза, петь ему было не страшно. Страшно было только говорить. Но когда Дед Мороз уже уходил, Саша быстро сказал:
— До свиданья, Дед Мороз. Маша никогда не щиплется.
— Вот и хорошо, — сказал Дед Мороз и ушёл. Вместе со Снегурочкой.
— До свиданья! До свиданья! — кричали им вслед Саша и Маша. — Пока-а-а! Пока-а!

(Анни Шмидт «Дед Мороз»)

— Понимаешь, с Дедом Морозом так: если веришь, что он существует, значит, он существует…
Финдус изумлённо уставился на старика:
— Ясное дело, существует! Я только хотел знать, придёт ли он под Рождество.
— Тут надо сосредоточиться, — сказал Петсон. — Дело, может быть, пойдёт лучше, если мы примемся за это вместе. Давай думать изо всех сил, что Дед Мороз нас услышит…

(Свен Нурдквист «Механический Дед Мороз»)

Энциклопедия Рождества. Ёлка зажигает огни
Энциклопедия Рождества. Исполнение желаний

Обсуждение закрыто.