Господин барон и непричесанные фрашки

Тут, конечно, требуются пояснения: какой такой господин барон и что за фрашки.

Господин барон — это Станислав Ежи Лец. Папа его был потомственным австрийским бароном Бенон де Туш Лец. И хотя Станислав титулом не пользовался, да и от фамилии оставил только подходящую часть — Лец (Летс, в переводе с идиша — «клоун», «пересмешник»), — польские друзья в разгар политической несвободы называли его «свободный барон де Туш Лец». Потому что Станислав Ежи Лец всегда сам себе был господин. Даже когда под присмотром гитлеровского солдата копал себе могилу перед расстрелом. Расстрел не состоялся: Станислав зарубил врага лопатой и в его мундире бежал.

Eji Lec

Свободным оставался он и после войны. В 1950 году, в разгар антисемитских настроений в Польше, уезжает в Израиль. Почувствовал, что не может без родной Польши и в 1953 г. вернулся обратно. В конце 50-х участились начальственные демарши против чересчур вольного дворянчика. Леца почти не печатали, хотя вышедшие в 1957 «Непричесанные мысли» били все рекорды продаж. Лец перебивался переводами (немецкие романтики, Гейне, Гете) и улыбался: «Лец улыбался, он улыбался потому, что вышел уцелевшим из немецкого ада и из советского «рая», из рабства, провокаций, холода, голода, битв на фронте и в партизанских лесах… Не должен был писать гадости или изгибаться под пинками, как некоторые его бывшие друзья. Не должен был. Не потому, что ему дали свободу, – нет, он сам по себе был свободен. Парадоксально свободен. Такой себе Freibaron de Tusch-Lec» (Иоанна Кульмова).

Lets

В начале 60-х гг. Станислав Ежи Лец признался: “Я всю жизнь писал фрашки и подозреваю, что это изначально были “вольные мысли”, только насильно заключенные в корсет традиционных форм. Я писал их время от времени — по мере того, как они рождались во мне под воздействием самых разнообразных причин и обстоятельств. За многие годы их набралось много в моих блокнотах и тетрадях, и я подумал о том, чтобы опубликовать эти вещи. Пожалуй, теперь я даже жалею об этом решении, так как они целиком заслонили мое творчество поэта-лирика”.

Фрашка — это специфический польский жанр, рифмованная остроумная фразочка; от польского fraszka — пустяк, безделица, мелочь.
В польской литературе этот жанр развивается с XVI века, первоначально (долго) считался «низовым», но как это часто бывает, со временем «поднялся».

В первом поэтическом сборнике Станислава Ежи Леца («Цвета», 1933) уже встречаются фрашки. Следующий сборник («Зоопарк», 1935) целиком состоит из поэтических миниатюр.

Фрашки Леца обратили на себя внимание не только широкой публики, но и узких специалистов. В 1937 году вышла антология “Четыре века польской фрашки”, куда автор — крупнейший мастер польского рифмованного слова того времени Юлиан Тувим включил три стихотворения недавнего дебютанта.

neprichesannye_mysli

Ровно через 20 лет появился ставший всемирно известным сборник «Непричесанные мысли». Он содержал, по сути, те же фрашки. Только — непричесанные, не затянутые в рифму, свободные в своем выражении. В таком виде они больше соответствовали духу автора, который рассказывал:

“Эти высказывания несут на себе отпечатки пальцев нашей эпохи… Если бы варшавские кафе закрывались на два часа позже, “мыслей” было бы процентов на 30 больше… Как и фрашка, “непричесанная мысль” возникает сразу, но в форме самой лапидарной прозы. Можно бы, в крайнем случае, назвать это конденсированной эпиграммой. Но нет! Тогда бы ощущалась трудоемкость работы, рифма и ритм ограничили бы свободу непокорной мысли. Отсюда так много недоразумений, случающихся с нашими авторами фрашек, которые часто насильно стараются зарифмовать то, о чем подумали. “Непричесанные мысли” записывались в кафе, в трамваях, в парках, ба! — даже в клубе литераторов. Вообще-то, я всегда мыслил таким образом, только врожденная скромность не позволяла отважиться на то, чтобы записывать, а тем более публиковать эти мои “непричесанные мысли”… Это беседы с самим собой, их можно было бы определить как попытку охарактеризовать явления нашей действительности… Даже при создании той игры понятий и слов, какими являются “Непричесанные мысли”, нужно быть поэтом…”

Обсуждение закрыто.