«Из-за острова на стрежень…», «На сопках Маньчжурии» и III съезд РСДРП

У песни про Степана Разина, вальса Ильи Шатрова и Третьего съезда РСДРП действительно имеется нечто общее — их объединяет писатель Степан Гаврилович Петров (Скиталец).

Скитальца (1869-1941) в начале ХХ века многие знали в России. Первая его книга «Рассказы и песни», вышедшая в 1902 году, обрела такую известность в стране, что именно ее большевики выбрали ключом к шифровкам, с помощью которых организовывали в 1904/5 годах третий съезд своей партии. «Рассказы и песни» Скитальца Владимир Ленин прочел, будучи в Лондоне, всего четыре месяца спустя после появления ее в России и отзывался о ней с похвалой.

Впрочем, надо сказать, что Скиталец с Лениным был знаком еще до выхода книги: первый раз они встречались в Самаре в 1887 году (как раз в том году Степан Петров был отчислен из самарской гимназии за политическую неблагонадежность). Второй раз они пересеклись в 1903 г. в Женеве (на тот момент Скиталец уже имел как минимум два тюремных срока за революционную деятельность). Была и еще одна встреча — в 1905, уже после III съезда, в декабре, когда первая легальная газета большевиков «Новая жизнь» была закрыта, и все ее сотрудники вместе с Горьким и Лениным собрались на экстренное совещание на квартире Скитальца в Петербурге.

Так вот, в начале своей революционной деятельности Владимир Ульянов в общении с товарищами по борьбе отдавал предпочтение книжным шифрам. Таким образом, нелегальная переписка осуществлялась с их помощью. Выглядело это примерно так:

«Шифр Демона №11.
23/1 3/7  4/2 12/3 4/1 3/5 23/5 23/3 9/1 16/4 2/1 11/1 7/2 8/2 13/2 17/1 18/5 16/2 20/1 посылает 27/1 21/3 6/3 4/8 32/2 13/2 9/5 5/1 2/1 20/4 10/1 1/2 16/4 19/3 29/1 7/3 24/2 23/4 30/3 17/6 на 20/1 3/1 18/4 29/3 33/1 20/3 15/3 5/3 30/4 28/4 15/4 3/8 28/5 19/3 25/8 26/1 31/2 28/1 9/3 3/5 16/4 31/3 5/2 15/5 27/6 17/7 14/4 на 18/2 8/4 30/5 25/2 31/6 19/5 13/1 23/1 12/2 11/5 6/7 17/4 20/5 33/1 30/3 7/1 34/2 18/7 34/3 23/4 20/7 3/4 …»

Адресат этой записки уже знал, что шифр Демона №11 — это рассказ Скитальца «Любовь декоратора» из упомянутого сборника «Рассказы и песни» 1902 года. Числитель означал строку на странице, знаменатель — букву в этой строке. Открытый текст (т. е. слова «посылает» и т. д.) означал автоматический переход на следующую страницу и чтение послания уже по ней. После кропотливых отсчетов получалось следующее:

«Курский комитет РСДРП посылает мандат товарищу Ленину на представительство от комитета на Третьем партийном съезде на основании положений, выработанных Организационным комитетом, на тот случай, если  посланный делегат комитета не попадет на съезд…»
Книгу Скитальца для шифрования избрала Розалия Землячка, известная тогда в узких кругах как «Демон»…
(А. В. Синельников «Шифры и революционеры России»)
любовь декоратора

В Москве Скиталец появляется в 1902 году. Горький, принимавший самое горячее участие в его судьбе, как раз в этом году стал во главе издательского товарищества «Знание» (СПб), он издал первый сборник Скитальца, он горячо рекомендовал его своим литературным знакомым, в том числе Николаю Телешову, московскому писателю, организатору кружка «Литературная среда», или просто «Среда». В доме Телешова на Покровском бульваре именно по средам собирались литераторы, чаще всего — Куприн, Бунин, Евгений Чириков, Викентий Вересаев… Сам Горький, когда бывал в Москве (а бывал нередко), приходил обязательно. С его подачи завсегдатаями здесь стали и Леонид Андреев, и Степан Петров. Много лет спустя Николай Телешов вспомнит:

«Скиталец — Степан Гаврилович Петров — не только читал у нас свои произведения, но приносил иногда свои знаменитые волжские гусли и пел под их звуки народные песни, что ему очень удавалось. Он засучивал по локоть рукава блузы — иного костюма он в то время не носил,— откидывал со лба пряди волос и, проговорив негромко: «Эй вы, гусли-мысли!», начинал петь. Голос его был крепкий, приятный, грудной и выразительный бас, очень подходящий именно к народным песням, которые он хорошо знал и хорошо чувствовал».
участники сред

И вот, на одной такой «Среде», засучив, как обычно, рукава, Скиталец спел длинно и жалостливо про казака Степана Разина да про дружину его, да про ладьи расписные, да про несчастливую судьбу красавицы персидской княжны. Известную сегодня всем и каждому песню «Из-за острова на стрежень…» впервые вынес на публику именно Скиталец. Вот, Телешов свидетельствует:

«Это Скиталец ее так популяризировал на своих гуслях; с его легкой руки она и полетела, по крайней мере по Москве, а из Москвы и — далее.»
(Николай Телешов «Записки писателя»)

Скиталец приложил руку и к еще одной знаменитой песне — романсу «На сопках Маньчжурии». Этот вальс, написанный в конце 1906 года участником Мукденского сражения капельмейстером Ильей Шатровым, к 1910 году бил тиражные рекорды.
на сопках манчжурии

Для россиян он стал символом горечи поражения в глупой и бесславной русско-японской войне. И первый текст, отвечающий тогдашним настроениям соотечественников, написал на эту музыку именно Скиталец:

Страшно вокруг,
И ветер на сопках рыдает
Порой из-за туч выплывает луна,
Могилы солдат освещает.

Белеют кресты
Далёких героев прекрасных.
И прошлого тени кружатся вокруг,
Твердят нам о жертвах напрасных.

Средь будничной тьмы,
Житейской обыденной прозы,
Забыть до сих пор мы не можем войны,
И льются горючия слезы.

Плачет отец,
Плачет жена молодая,
Плачет вся Русь, как один человек,
Злой рок судьбы проклиная.

Так слёзы бегут
Как волны далёкого моря,
И сердце терзает тоска и печаль
И бездна великого горя!

Героев тела
Давно уж в могилах истлели,
А мы им последний не отдали долг
И вечную память не спели.

Мир вашей душе!
Вы погибли за Русь, за Отчизну.
Но верьте ещё мы за вас отомстим
И справим кровавую тризну!

Позднее текст был переработан (вероятно, самим же Скитальцем) и принял тот вид, к которому мы все привыкли:

Тихо вокруг.
Сопки покрыты мглой.
Вот из-за туч блеснула луна,
Могилы хранят покой.

Белеют кресты —
Это герои спят.
Прошлого тени кружатся вновь,
О жертвах боёв твердят.

Тихо вокруг,
Ветер туман унёс,
На сопках манчжурских воины спят
И русских не слышат слёз.

Плачет, плачет мать родная,
Плачет молодая жена,
Плачут все, как один человек,
Злой рок и судьбу кляня.

Пусть гаолян
Вам навевает сны,
Спите, герои русской земли,
Отчизны родной сыны.

Вы пали за Русь,
Погибли за Отчизну.
Но верьте, мы за вас отомстим
И справим мы славную тризну.

Обсуждение закрыто.