Лавровый венок для Торквато Тассо: «скорее знак страдания, чем счастья»

Придворный и поэт. Поэт и придворный. Что было первичным в Торквато Тассо, с малолетства имеющим дело и со стихами, и с герцогами, сказать так же трудно, как ему самому невозможно было примирить рыцарский роман с эпосом, теорию Аристотеля с теорией Платона, дух с плотью.

О Тассо легенд создано больше, чем о Вергилии и Петрарке вместе взятых. Было ли его заточение в больничную тюрьму (госпиталь святой Анны) следствием придворных интриг или действительно поэт, как утверждает ряд исследователей, страдал серьезным психическим расстройством (манией преследования с галлюцинациями)?
tasso_2
Был ли он влюблен в герцогиню Элеонору, сестру покровителя поэта герцога Альфонс II Феррарский? Была ли она влюблена в него? Имел ли место тот неблагоразумный порыв, когда Тассо поцеловал Элеонору? Или было, как написано у Эфрона — поэт напал на самого Альфонса? Был ли поцелуй (или нападение) следствием помутнения рассудка? А может быть, это была страсть? Совершенно точно известно одно — Торквато Тассо 35-летним автором «Освобожденного Иерусалима» был заключен в лечебницу для душевнобольных, где провел семь лет.

Там он занимался тем, что примирял дух с плотью, Аристотеля с Платоном, и вышел из лечебницы совершенным аскетом, чьи мысли заняты, главным образом, Царствием Небесным.

В апреле 1595 года Торквато Тассо должен был получить из рук Папы Римского лавровый венок — в знак того, что его поэтическое величие признано на всех уровнях. До Тассо подобная церемония устраивалась лишь в 1341 году в честь Петрарки. После Тассо ее уж не повторяли.

За день до назначенной даты поэт скончался. Друзья и поклонники увенчали лавром его мертвое чело.

О Тассо писали Гете (трагедия «Торквато Тассо»), Байрон (поэма «Жалоба Тассо»), неоднократно поминал его Пушкин (в том числе в «Египетских ночах»); известна романтико-символическая драма-фантазия Кукольника «Торквато Тассо» — произведение имело неслыханный успех у современников. Ференц Лист сочинил симфоническую поэму «Тассо. Жалоба и триумф». Объясняя заголовок, композитор написал: «Мы … желали бы преуспеть в формулировании этой великой антитезы гения, травимого в течение жизни и сияющего после смерти светом, подавляющим его гонителей. Тассо любил и страдал в Ферраре; он был отомщен в Риме; его слава еще жива в народных напевах Венеции. Эти три момента неотделимы от его бессмертной памяти».

Обсуждение закрыто.