Любитель Толстого и Достоевского сочиняет кинофанфики

Заместитель главы Каслинского района Челябинской области Михаил Корякин, человек семейный, солидный и занятой, ударился в написание книжек. Засосало человека литературное болото, и не выберешься. Вдохновение он черпает в русской классике и советских кинокомедиях. И то, и другое составляет весомую часть фактического материала: псевдоним навеян классикой (Михаил Федорович Толстоевский), сюжеты — рязановскими фильмами (уже написано «окончание» «Иронии судьбы», готовится к печати продолжение «Карнавальной ночи»).

Отрывок из напечатанной автором за свой счет книги «Зигзаг иронии судьбы» (орфография М.Ф. Толстоевского):

Ипполит, шагая в баню, уже не так мрачно смотрел на свою жизнь. Ведь он все-таки принял решение, как он считал стоящее, хотя может быть, несколько для него и из ряда вон выходящее, легкомысленное, бесшабашное.
— Пусть, пусть мне будет хуже! Но чем хуже, тем лучше, — всплыло, откуда ни возьмись, кем-то сказанное философское изречение.
Коньячок, так неожиданно им употребленный, в непотребном месте, весело разливался по всему телу, создавая архипраздничное настроение.
— А что я буду делать в бане?— вдруг неожиданно-простая, но глубокая по своей сути, мысль всплыла в возбужденном мозгу Ипполита. — Так, раздеваюсь, допустим, догола. И что сразу мыться? Нет! У меня же веник. Логичней с начала пойти в парильную. А потом, что мыться? Интересно все-таки, что вперед: мытье или парилка?— не простые вопросы стал задавать себе Ипполит, ответственный руководитель со-стажем, небольшого, но важного отдела, не последнего министерства.

Как вы, вероятно, догадались, автор озаботился дальнейшей судьбой покинутых Гали и Ипполита, добиваясь законного хэппи-энда для них тоже.

Другая книга Толстоевского — «Карнавальная ночь. Последствие длиною в год» — продолжает еще одну рязановскую историю про Новый год. У Рязанова, если помните, в финале Огурцов строчит жалобу в ВЦСПС, заявляя о срыве новогоднего мероприятия и обличая виновных. В продолжении Толстоевского жалобе дан ход, ДК поставлен на уши проверяющими, но тут кстати случается хрущевская оттепель и счастливый конец.

Вскоре вторая книга писателя Толстоевского появится на прилавках челябинских книжных магазинов. Да-да.

Обсуждение закрыто.