Морис Надо: современному читателю нравится, когда его называют негодяем

Издатель первых книг

Часто бывает так, что первая книга у писателя — хорошая, а вторая и последующие — нет. Поэтому, например, Морис Надо не стал публиковать вторую книгу Мишеля Уэльбека, и вообще, надо сказать, сильно разочаровался в этом авторе. Он считает, что Уэльбек слишком эксплуатирует один и тот же прием — откровенное описание секса и наркотического опьянения. Впрочем, «современные читатели вообще склонны к определенному мазохизму: им нравится, когда их называют негодяями и мерзавцами». Писатели, которые понимают это, быстро добиваются успеха. Вот и Уэльбек добился.
Морис Надо опубликовал много «первых» книг: Генри Миллера, Жоржа Перека, Витольда Гомбовича среди них. Многие из них развили свой коммерческий успех уже под крылом других издателей. За бескомпромиссность Мориса Надо называют «издатель-мазохист»: он делает автору имя, а наживаются на этом совершенно другие. Но Морису Надо не свойственно жалеть о том, что сделано.
Найдется, однако, и исключение: Пьер Гийот с его «Могилами для 500 тысяч солдат». Морис Надо отказал ему, посчитав роман слишком сумбурным, беспорядочным, где действие — слишком насыщенное, а событий — чересчур много. Когда же Гийот выпустил вторую свою книгу («Эдем, Эдем, Эдем»), Надо пожалел, что не разглядел вовремя потенциал автора: «Эдем…» ему понравился.
А бывало и так, что желание издать первую книгу вступало в неразрешимое противоречие с финансовыми трудностями. Так не была издана первая книга Жана Жене «Богоматерь цветов» (то было время конца оккупации и начала Освобождения). Жене затребовал гонорар, который Надо не мог ему заплатить.

zhurnal

«Мой главный интерес — публиковать то, что мне нравится»

Издательство Мориса Надо, равно как и существующий при нем литературный журнал «Кэнзэн литтерэр» («Литература за две недели») — абсолютно уникальны. Они не имеют никаких капиталов, не приносят прибыли, но при этом существуют более сорока лет. Конечно, Морису Надо поступали предложения о финансировании со стороны. Но он всегда отказывался из опасения, что «сразу начнут диктовать свои условия и навязывать свои вкусы». А для Мориса Надо главное — «публиковать то, что нравится, и открывать новых авторов». И его такая принципиальность приносит свои плоды. Он может позвонить в любой университет мира и сказать: я издаю вот такую книгу, не напишете ли про нее? И никто не откажет. И денег не возьмет. И в журнале «Кэнзэн литтерэр» авторы («очень эрудированные, но не журналисты») пишут «за спасибо».
Да, надо платить за аренду помещений, за типографию, бухгалтерам и курьерам надо платить. Но здесь приходят на помощь коммерчески успешные проекты, а «время от времени мы все-таки публикуем авторов, имеющих серьезный успех». Одна такая книга позволяет потом издать четыре-пять тех, которые продаются не так хорошо, но отвечают представлению Мориса Надо о том, какой должна быть литература.

Использовано интервью Марины Климовой

Обсуждение закрыто.