Павел Санаев о «Хрониках Раздолбая»: «если бы я сам купил и прочитал такую книгу, мне бы она понравилась»

Павел Санаев выпустил новую книгу — «Хроники Раздолбая», где продолжает художественно излагать свою биографию.

О содержании и литературных предшественниках

Когда Павел был мальчиком, то книги Бальзака или Драйзера изучали как пособие о буржуазных нравах, никакого отношения к советской действительности не имевшего. «А потом в три дня наша система рухнула, и все, что описывалось в этих книгах, ворвалось в нашу жизнь, причем в десятикратном размере. Плотину прорвало, и с тех пор мы все живем в той же реальности, что герои Бальзака или Драйзера, только с поправкой на XXI век». «Хроники Раздолбая» — они о становлении личности в период, когда в обществе происходит смена духовных ценностей. Если говорить о литературных предшественниках, то это «Жан-Кристоф» Ромена Роллана, любимая книга Павла о взрослении. Свое отличие и, можно сказать, миссию, Павел видит в том, что в отличие от Роллана, излагает «вечные вопросы» иронично и просто, доступно современному читателю. А то уж Драйзер, Бальзак, Роллан очень серьезным языком писали. Хоть и блестяще.

«Мне бы понравилось…»

Сам Павел высоко оценивает результат. «У меня, говорит,- не осталось мыслей вроде «ой, вот тут у меня не получилось, там не хватило вдохновения, здесь я недоработал…». В качестве художественного приема он использует уже проверенный на «Плинтусе» — от страницы к странице повествование трансформируется от смешных «детских» рассказиков к серьезной драме, только на бОльшей дистанции.
Те, кто родился в СССР, должны быть в восторге: отсылок к тому времени в тексте полным-полно, «пластинки, которые брали переписывать по пять рублей, спекулянты в «Детском мире», очередь в первый «Макдональдс», танки в августе 1991 года».

Продолжение не за горами

Через полтора месяца Павел планирует засесть за вторую часть «Раздолбая», в которой завершит начатую историю и разрешит «спора на балу Воланда» (планируется даже подзаголовок «Хроники Раздолбая. Спор на балу Воланда»). Вторую книгу Санаев предполагает сделать «более сложной по структуре, более драматичной и такой же объемистой — больше 400 страниц». Он считает, что это хорошо — издавать роман «в два захода»: «роман в тысячу страниц многих читателей мог бы попросту отпугнуть».
Своей безусловной заслугой Санаев считает тот факт, что текст легко читается: «жена проглотила роман за четыре дня, двое близких друзей — за ночь».

Использовано интервью в «Московском комсомольце»

Обсуждение закрыто.