Поденщик Майн Рид в Филадельфии

Эдгар По, которого Майн Рид знал в период своего проживания в Филадельфии (с осени 1843-го по весну 1844 года), писал: «Майн Рид — колоссальный лгун /…/ Он выдумывает совершенно невообразимые вещи, но делает это так искусно и художественно убедительно, что я всегда внимательно его слушаю».
На момент знакомства с По Риду было всего 25, но он уже был бывалым охотником и путешественником. В 1850 году он писал о своих 40-х:

«За десять лет я не прожил на одном месте и десяти недель. Я исколесил американский материк от крайнего севера до крайнего юга, пересек его от океана до океана. Нога моя попирала вершины Анд и взбиралась на Кордильеры Сьерра-Мадре. Я спускался на пароходе по Миссисипи и поднимался на веслах по Ориноко. Я охотился за буйволами с индейцами племени поуни в степях Платтэ и за страусами в пампасах Ла-Платты. Сегодня я дрожал от холода в эскимосской юрте, а через месяц нежился в гамаке под тонкой, как паутина, листвою пальмы коросо».

Врет, конечно. Не был он ни в Андах, ни в пампасах. Большую часть 40-х он провел в Филадельфии, тогдашнем оазисе литераторов.

В Филадельфию Рид приехал, будучи счастливым обладателем публикаций в питсбургской газете («Питсбург кроникл») — там напечатали несколько его стихотворений, подписанных псевдонимом «Бедный школяр». Он чувствовал себя настоящим поэтом, был полон решимости превратиться в благосостоятельного литератора, и Филадельфия не сразу обманула его ожидания.

В то время в Филадельфии издавались крупнейшие и успешнейшие журналы Америки, и в кое-каких из них согласились сотрудничать с юным Ридом. Он писал очерки, заметки и статьи, по всей вероятности, о животных, об охоте, об обычаях Латинской Америки — тогда была большая мода на Латинскую Америку. Материалы, в соответствии с укладом тех лет, были большей частью анонимными — если только автор не обладал «громким» именем, которое служило бы дополнительной рекламой публикации. Словом, Майн Рид занимался самой обыкновенной литературной поденщиной, писал на потребу публики, для ее развлечения и гонорара ради.

Но не оставлял он и поэзию. В журнале «Гоудис ледис бук» (крупнейшем женском журнале в Америке того времени) опубликовали с продолжением (с февраля по май, четыре номера) его поэму «Ла Кубана. Романс островов». Появлялись на страницах журналов и другие его стихи, достаточно регулярно в период с 1844 по 1846 годы. И хотя как поэт Майн Рид так никогда и не вырос из своего псевдонима «Бедный школяр», он впоследствии позволял себе судить о «собратьях» в довольно резкой манере, называя Эдгара По, например, обыкновенным эпигоном, списавшим ключевую свою поэму «Ворон» у английской поэтессы Элизабет Браунинг.
За годы филадельфийской поденщины Майн Рид не сделал ничего, что было бы по-настоящему достойно читательского внимания, но он приобрел опыт, навык, а главное, привык думать о себе как о литераторе.

Обсуждение закрыто.