Тарас Шевченко: случаи из жизни

Как Шевченко получил «вольную»

Тарас Шевченко был крепостным человеком помещика П.В.Энгельгардта. Уличив Шевченко в художественном таланте, Энгельгардт решил завести себе домашнего живописца, что было модно, и в начале 1830-х годов определил Тараса в обучение к В.Ширяеву, ныне совершенно неизвестному петербургскому художнику. За несколько лет Шевченко посчастливилось свести знакомство (благодаря участию украинского живописца И.М.Сошенко) с художником Карлом Брюлловым, профессором-историком Виктором Григоровичем, поэтом Василием Жуковским, живописцем Алексеем Венециановым и другими видными культурными деятелями того времени. Многие из них стали принимать живейшее участие в судьбе крепостного Шевченко.

В 1838 году Шевченко берется писать портрет одного генерала. Портрет был исполнен с срок, однако генералу не понравился; он отказался платить за работу и портрета не взял. Тогда Шевченко пристроил картину одному цирюльнику — добавил генералу на портрете намыленную бороду, получилась отличная вывеска.

А цирюльня была как раз та самая, куда означенный генерал ходил стричься-бриться. И он, конечно, свой портрет узнал. И пришел в ярость. Выкупил картину, помчался к хозяину Шевченко и предложил Энгельгардту продать дерзкого художника ни много-ни мало за 10 тысяч рублей — сумма неслыханная, огромная. Энгельгардт, понятно, склонялся в сторону «продать». А Шевченко в ужасе бросился к Брюллову, умоляя о спасении.

Тот самый портрет В. Жуковского

Тот самый портрет В. Жуковского

Брюллов поторопился закончить портрет Жуковского, над которым в тот момент работал и который изначально предназначался для лотереи, организуемой в пользу Шевченко. В лотерее приняли участие члены императорской семьи (не забываем, что Василий Андреевич Жуковский был, в числе прочего, наставником будущего императора Александра II). Собрали 10 тысяч ассигнациями. Но Энгельгардт, очевидно, впечатленный участием столь высокопоставленных лиц в судьбе Шевченко, отпустил его на волю всего за четверть этой суммы, за 2500 рублей.

 

Шевченко и фольклорист-либерал

В 1843-1844 Шевченко жил в Яготинском имении князя Репнина (Украина). Писал портреты княжеских детей, пейзажи, работал в библиотеке, много общался и с хозяевами имения, и с соседями. К тому времени он уже был автором стихотворного сборника «Кобзарь» (1840), и вся украинская интеллигенция ему за это челом била повсеместно.

Среди знакомых Шевченко был и помещик Платон Лукашевич, человек образованный, литературный, автор фольклорного сборника «Малороссийские и червонорусские народные думы и песни» (1837). Кроме того, был он и «большой либерал».

И вот этот гуманист захотел о чем-то спросить у Шевченко. Пишет он записку и снаряжает своего крепостного эту записку нести. Пешком. За тридцать верст (верста=1,0668 км). Зимой. Со строгим наказом принести ответ от Шевченко в тот же день.
шевченко
Узнав, что «большой либерал» требует от человека пешком по зиме отшагать без отдыха более шестидесяти километров исключительно по господской прихоти, Шевченко пишет фольклористу о своем возмущении и о том, что он прекращает всякое общение с господином Лукашевичем.

Господин Лукашевич на то отвечал другим письмом, в котором о разрыве отношений не сожалел, поскольку таких «олухов» и «свинопасов», как Шевченко, у него «триста душ».

Шевченко, прочитав письмо, от обиды плакал.

 

Бородатый Шевченко и староверы

В 1847 году Шевченко был арестован и сослан в солдаты в Орскую крепость (Оренбург). Арестован он был за членство в Кирилло-Мефодиевском обществе, которое обсуждало освобождение крестьян от крепостной зависимости и вопросы народного просвещения. В крепости Шевченко жилось не худо, хоть ему и запрещено было «рисовать и писать», и он скучал ужасно. А в 1848 капитан-лейтенант А.И.Бутаков включил Шевченко в состав своей экспедиции по обследованию Аральского моря — в качестве художника. В этой экспедиции он провел почти три года. Ходил он в обычном, гражданском («партикулярном») платье и отрастил себе окладистую бороду.

Осенью 1848 экспедиция остановилась на острове Кос-Арал, где располагался форт с гарнизоном уральских казаков.
шевченко акварель
Казаки, увидев бородатого Шевченко, приняли его за старовера. На староверов, как известно, были гонения, и казаки решили, что Шевченко — один из тех, кто пойман и терпит за веру. Позвали сразу своего есаула. Тот завел Шевченко в укромное местечко, в камыши да и бухнулся там перед ним на колени: «Батюшка, благословите!». Шевченко не растерялся — «хватил самым раскольничьим благословением». Вечером благодарный есаул закатил примерную пирушку для всей экспедиции.
За попа-старовера Шевченко принимали и другие казаки. Кончилось тем, что Тарас Григорьевич сбрил свою роскошную бороду, «чтобы не нажить себе хлопот с этими седыми беспримерными дураками».

Использован очерк В. Яковенко «Тарас Шевченко. Его жизнь и литературная деятельность»

Обсуждение закрыто.