Архивы за месяц января, 2016

История «Бродячей собаки». Золотая тусовка Серебряного века. Часть I

Весной 1913 года в петербургском артистическом кабаре «Бродячая собака» чествовали артистов Московского художественного театра. Народу тогда собралось в небольшом подвале беспрецендентное множество, чуть не четыре сотни человек. Было жарко и весело, и откуда же было знать, что всех их ожидают трагические перемены в судьбе — в самом ближайшем будущем.

История «Бродячей собаки». Золотая тусовка Серебряного века. Часть II

Кавалеры Ордена Собаки Поскольку никакое государство без кавалеров не стоит, а кавалеры обычно очень скучают без орденов, отцы-оформители с отцом-основателем и главным государственным идеологом создали Орден Собаки. В центре у него было «всевидящее око», вписанное в треугольник, а внизу подпись: «Cave canem» — «Бойся собаки». Такие надписи делали древние римляне на пороге своих домов; что-то …

История «Бродячей собаки». Золотая тусовка Серебряного века. Часть III

Блудницы из «Бродячей собаки» Чего греха таить, когда Ахматова писала «Все мы бражники здесь, блудницы…», она слова эти употребляла вовсе не в переносном смысле. Нравы завсегдатаев «Бродячей собаки» не были благопристойными. Но возможно, что и Борис Пронин («В «Собаке» нравы были застенчивые, оргий и связанных с ними гадостей не было»), и Маяковский («ходили туда отнюдь …

История «Бродячей собаки». Золотая тусовка Серебряного века. Часть IV

«Собачники» и «фармацевты» Любая тусовка прежде всего отмежевывается от «всех остальных», подчеркивая свою уникальность, особенность и непохожесть. На первом же заседании отцов-учредителей «Бродячей собаки» было объявлено: «наглухо не пускать фармацевтов, дрогистов, Цензора, Регинина и Брешко-Брешковского, а также второй сорт поэтов и художников». И только следующим пунктом — «у «Собаки» есть своя точка зрения на жизнь, …

История «Бродячей собаки». Золотая тусовка Серебряного века. Часть V, заключительная

«Пантомимы и картины исполняет без причины…» В конце 1911 года Гумилев окончательно рассорился с Вячеславом Ивановым и перестал бывать «на башне», где с 1905 года по средам цвет петербургской мысли цвёл так буйно, что по городу ходили слухи самые ужасные.